Laymans pictures (haiduki_movie) wrote in ru_f1,
Laymans pictures
haiduki_movie
ru_f1

Ночь на Villa d`Este

"Истории о контрактах Михаэля были всегда интересны и захватывающи, всегда полны тайн. Здесь вся правда о его дебюте в Формуле 1 - впервые поведанная мне Яном Филлипсом, финансовым шефоми (Money-man) Jordan. И Jordan заслуживает отдельных аплодисментов за их вклад в рождение будущей суперзвезды, дебют которой состоялся в Спа'91".

Отрывок из книги Хайнца Прюллера "Михаэль Шумахер. Вундеркинд и чемпион". Перевод Stiks (Slipstream #9 Июль 2000)


Ян Филипс, август 91: "Наш пилот Бертран Гашо, сидит в тюрьме из-за истории с лондонским таксистом, которому он брызнул в лицо слезоточивым газом. Эдди Джордан отдыхает на своей вилле в Испании, я в Англии, а Шумахер выступает за Mercedes на Нюрбургринге. И так всё это начиналось".

Кто должен был заменить Гашо? "Наиболее вероятными кандидатами были: Кеке Росберг, который был готов вернуться в Формулу 1 на одну единственную гонку в Спа, Стефан Йохансон, Дерек Уорвик и ещё пара человек"

В воскресенье после обеда Эдди Джордан звонит Яну из Испании: "Ты мне не поверишь, будешь думать, что я свихнулся, но я только что это сделал: мы посадим в нашу машину Шумахера - прерывай все переговоры. "Шомэйкер?" - поражается Филипс. "Да", - доносится из телефонной трубки возбуждённый голос Эдди. "Верь мне: парень просто бриллиант! Мercedes платит нам за каждую гонку 150.000 фунтов, всё уже урегулировано. Мы заключаем 3-летний контракт и получаем каждый год с Мercedes 3,5 млн фунтов стерлингов! Шумахер подъедет завтра на завод и во вторник будет тестировать в Силверстоуне".

После этого Филипс сообщает Росбергу, Уорвику и Йохансону об отказе. "Дерек был единственный, кто уже знал Шумахера, они как-то сталкивались на Нюрбургринге, и все мне говорят: "Шумахер - это же несерьёзно. Ты, должно быть, сумасшедший, если ты делаешь это". Но Яна и самого гложут сомнения.

Вторник, Силверстоун. Приходит Михаэль, сиденье подогнано, контракт подписан и вперёд на Южное кольцо. Большинство новичков, трогаясь с места в болиде Формулы 1 первый раз, обычно глушат мотор. Михаэль нет.

"Кто такой Шумахер?" - интересуются механики Brabham, также проводящие там свою тестовую программу, и быстро приходят к выводу: "Этот парень что надо!"

Четыре круга на Южной петле Силверстоуна и Ян требует Тревора Фостера, менеджера команды: "Немедленно прикажи ему заехать в боксы - он слишком быстр!" Но Фостер и сам это видит: "Звони Эдди, скажи ему: этот парень - просто динамит!"

Четырёх кругов на небольшом по протяжённости отрезке трассы ему хватает, он пугает нас своей скоростью. Мы сразу всё понимаем. Итак, я звоню Эдди Джордану: "Эдди, только держись крепче. Шумахер побил наш рекорд на этой трассе, был быстрее чем кто-либо на Jordan до него".

"Sign him!" -приказывает Эдди. "Подпиши с ним контракт!"

Что в принципе и происходит.

"Но только у нас нет прямого контракта. Потому что Йохан Неерпаш, спортшеф Mercedes, непосредственный участник всей истории с самого ее начала, тянет: "Я готов заплатить деньги, но не уполномочен подписывать контракт".

Сегодня Филипс знает: "Неерпаш просто тянул время, но деньги были исправно переведены на наш счёт в банке. Мы верим - всё урегулировано, все довольны, и я полагаю, что Михаэль, не имел ни малейшего представления о той комедии, что разыгрывалась за его спиной".

Пятница, 10 часов утра. Первая сессия. Шумахер показывает отличное время, но комиссары требуют его и Филипса "на ковёр", потому что Михаэль якобы выдавил с трассы, вынудив вырулить в одно из боковых ответвлений, не кого-нибудь, а Алена Проста!

Роланд Брунсеред, инспектор FISA по безопасности, укоризненно качает головой, слушая непочтительные ответы Шумахера: "Михаэль, ну ведь ты совсем ещё новичок в Формуле 1".

"Конечно, но что я мог сделать? Прост ехал слишком медленно и к тому же был у меня на пути".

Он спокоен. И Эдди защищает его, пытаясь держать всё плохое, неприятное подальше от него. Однако очень быстро замечает: "Михаэль знает точно, что ему надо. Он отлично справляется со всем, с чем сталкивается на своём пути. И даже с неким Аленом Простом на своём всего лишь пятом круге на трассе Формулы 1!"

"У нас очень, очень мало денег". Господа из McLaren расположились естественно в роскошном замке-отеле, и с важностью порхают ежедневно на вертолёте над арденнскими лесами, люди из Jordan, снимают комнаты в дешёвом деревенском интернате по 5 фунтов за ночь. Филипс, Вебер и Шумахер вынуждены довольствоваться одной ванной - "но, по крайней мере, у каждого своя кровать".

Ирония судьбы - когда мы в следующий раз видим здесь Михаэля, он живёт в благородном и респектабельном Willa d'Este. И контраст между школьным интернатом в Спа, и одним из блистательнейших и дорогих отелей мира огромен. Между пилотами, впрочем, тоже.

Я ещё помню своё первое интервью с Михаэлем - в Спа, накануне гонки. Михаэль сравнительно спокоен, хотя и необычайно счастлив своим седьмым местом в квалификации, которое производит эффект разорвавшейся бомбы. К сожалению, через несколько сот метров после старта, уже в буквальном смысле, взрывается сцепление на его Jordan. Но механизм запущен и всё больше и больше набирает ход...

Эдди Джордан, ловкий и пробивной ирландец, в прошлом сам гонщик, открыл добрых 30 пилотов Формулы 1, опекая многих из них с малых лет. С некоторых он ещё и сейчас имеет финансовые поступления. И если уж ему на крючок попалась такая золотая рыбка, как Михаэль Шумахер, в нормальных условиях он ни за что больше не выпустит её из рук. Но в этот раз - придется.

Ключевой фигурой, ответственной за то, что между Шумахером и Jordan всё пошло наперекосяк, был Том Уокеншоу. Captain Tom в прошлом руководитель гоночной программы Jaguar, потому знает лучше кого бы то ни было, насколько хорош Шумахер. И во-вторых, он как раз принял в Ford обязанности по поставкам моторов для команд Формулы 1 и уже в Будапеште сообщил Эдди: "Jordan, кажется, начинает пощипывать Benetton, потому мы не можем больше обеспечивать вас новейшими моторами, в лучшем случае вы получите устаревшие, 4-ой серии, а ещё лучше - если уйдёте к Yamaha". И после этого Том идёт к Неерпашу, к Веберу и начинает обработку: "Для вас же нет какного смысла держаться за Jordan, в следующем году они в лучшем случае получат моторы от Yamaha".

"И с этим все карты разложены против нас", - продолжает Филипс. "Сам Михаэль хочет остаться у нас, думаю, честно и искренне. Он доволен тем, что мы ему предлагаем, не в курсе, может быть, всех деталей, но главное - он в Формуле 1, и с гарантией, что будет ездить. Однако там за нашими спинами копошится ещё столько людей, а мы, Jordan, как фирма, наверное, в то время ещё несколько наивны. Мы полагаем, что имеем обязательства друг перед другом. Ни одна другая команда в то время не рискнула бы посадить Шумахера в кокпит своего болида! Потому что никто по-настоящему и не смотрит гонки прототипов. И тамошних гонщиков воспринимают как таксистов".

Да, поразительный контраст между гоночной философией Mercedes и британцев. Джордан рискнул, и всё-таки проиграл.

После Спа дело начинает подозрительно затягиваться. Всё это время до понедельника следующей недели контракт находится у Неерпаша. "Я готов заплатить деньги, но не уполномочен подписывать контракт". Потом он, наконец, звонит Эдди Джордану в пятницу и говорит: "О'кей, я проработал контракт с Mercedes, мы со всем согласны, кроме пары мелочей, которые мы изменили. Впрочем, ничего такого, чтобы тебя побеспокоило. Всё в порядке. Мы подъедем в понедельник в 10 утра и подпишем контракт".

Неерпаш приезжает только в 17:30, кладет на стол контракт с "парой мелочей, которые мы изменили". Это совершено другой контракт, сразу видит Филипс. Кто прав, кто лжёт?

"Это было заблуждением", - признаёт сегодня Ян. "Мы полагали, Михаэль подписал Letter of Intent, Соглашение о намерениях. В нём значилось: "In return for doing the Belgian Gran Prix, Michael Schumacher, will sign a contract similar to the contract which I have been offered prior to Mоnza" ("За то, что я выступаю на Гран При Бельгии, я, Михаэль Шумахер, подпишу контракт, текст которого точно соответствует тому, что был предложен мне перед Монцой"). Шумахер подписывает текст, в котором Неерпаш изменил одно слово - не "the contract", конкретный контракт с Jordan, а "a contract", неопределённый, какой угодно.

Десять дней спустя Неерпаш приходит на завод Jordan и говорит: "Вот контракт Михаэля". Для Филипса он совершенно другой и неприемлемый. Одно только слово в Letter of Intent, и открыта лазейку к бегству.

Деньги не были проблемой. 150.000 фунтов за Спа, и 3,5 млн фунтов в год, три долгих года. Итак, примерно 12 миллионов. Отличнейшие и самые дорогие инвестиции в истории спорта: "И Мercedes, кроме всего прочего, ещё оплачивал бы все расходы Шумахера". Что за деньги! И что за контракт!

"Но Йохан, это же не тот контракт", - начинает протестовать Филипс. "Это единственный, который мы подпишем!" - тоном, не терпящим возражений отрезает Неерпаш.

"И где сейчас Михаэль?"

"Он болен, не совсем хорошо себя чувствует". В действительности, как впоследствии вынюхали шпионы Джордана, под него уже подгоняют сиденье в Benetton. Шумахера держат вне пределов досягаемости, чтобы выиграть время.

Понедельник перед Монцой. Филипс и Неерпаш всё-таки находят некоторое подобие компромисса: " О'кей, мы не будем сейчас это подписывать. Переночуем, ещё раз всё просчитаем, и встретимся завтра, в 10:00". "Чтобы всё-таки подписать контракт Неерпаша", - признаётся мне сегодня Филипс. Но в 9 утра, приходит факс от Михаэля: "Эдди, я сожалею, но не могу продолжать". Собственно, отправитель - адвокатская контора IMG-McCormacks, но подписано Михаэлем. Достаточно честно.

"Михаэль был абсолютно честен по отношению к нам. Вебер, да, он знал обо всём происходившем", - размышляет сегодня Филипс. И как были распределены остальные роли? "Самым серьёзным препятствием для нас была адвокатская контора IMG-McCormacks и, конечно, Уокеншоу, человек, который всё это организовал для Benetton".

Обида жива ещё и сегодня? "Нет, мы не держим больше зла на Тома. Благодаря особым отношениям с Ford он точно знал о наших "моторных" проблемах на 1992 год. И безжалостно использовал этот козырь во благо Benetton".

Но почему такие деньги платит Mercedes, да ещё несколько лет?

"Конечно, в контракте было несколько специально оговорённых пунктов: в любое время, если только Mercedes возвращался в Формулу 1 с собственной фирменной командой, не как поставщик моторов, а именно командой, мы должны были немедленно представить Шумахера в их распоряжение".

Ясно, что эти пункты сохраняют свою силу и в Benetton.

А Sauber-Mercedes? "Его, чтобы вырвать Михаэля из контракта, недостаточно"

Впрочем, об этом дальше подробней.

Четверг перед Монцой. Паддок переполнен слухами. Взволнованный Филипс разыскивает Эклстоуна: "Берни, что здесь происходит?"

"Не знаю", - честно признаётся Берни. "Я только что из отпуска. Но доверься мне - я покончу с этой торговлей. Я всех рассортирую".

И переговры продолжаются целый день. В 19:00 Берни звонит в моторхоум Jordan: "Эдди и Ян, немедленно приезжайте на Willa d`Este. Здесь мы всё решим".

"Берни", - вспоминает Филипс - "взял на себя роль посредника во всей этой истории. И я полагаю, он был на стороне Бриаторе".

Роберто Морено В Монце - гром и молнии. Роберто Морено - пилот номер 2 в Benetton - строит свою защиту: Benetton не имеет права сажать Шумахера в мою машину. Заручается поддержкой Миланского суда: "Или Морено или вообще никто!" Его адвокаты уже на Willa d`Este.

Берни бушует: "Не платить Морено ни одного его люмпенского гроша! Всё, он уволен! И конец на этом!"

На что Филипс: "Берни, скажи лучше Benetton, что если они не выставят вторую машину на старт в Монце, они вылетят из чемпионата".

"Benetton будет держать ответ перед высшими силами", - знает Эклстоун.

"Но Берни, это же не форс-мажор", - не унимается Ян.

"Ты прав", - вынужден признать Берни, и отправляется на поиски Бриаторе и Уокеншоу. Они же тем временем обсудив сложившуюся ситуацию с адвокатами Морено, предлагают Роберто $500 000."Не принимайте", - уговаривает Филипс. "Ждите до субботы, 13:00. Benetton не имеет права сажать кого-то другого в машину Морено. Пропустите пятницу, ждите до субботы, последней квалификации. Требуйте больше денег, держитесь".

Но они не хотят. $500 000 уже хорошие деньги. В результате вся акция Jordan по "спасению" Шумахера, рушится.

"У нас нет больше никаких аргументов" - грустит Филипс. "С того момента, как Морено взял деньги, Benetton вправе сажать в свой кокпит кого угодно". Долгая-долгая ночь на Willa d`Este после поигранной битвы, рассорившись до 2:30 утра Эдди и Ян не знают больше ничего, и даже - где их отель: "Мы попросили Бриаторе раздобыть для нас номер в Willa d`Este".

Такие истории возможны только в Формуле 1: "Это всегда было моей мечтой - провести ночь в одном из шикарных номеров, в Willa d` Este, лучше всего с прекрасной женщиной. А вместо этого пришлось ютиться в тесной комнатушке да еще с Эдди Джорданом на односпальной кровати", - расстраивается Филипс. "И я испытывал то же, что и ты", - поддакивает Эдди.

"Однако ночь стоила Бриаторе 600 фунтов", - с плохо скрываемым злорадством посмеиваются незадачливые коммерсанты. Что же, Бриаторе тоже может посмеяться - за эти деньги он получил Шумахера.

На следующее утро Флавио Бриаторе летит в Монцу на вертолёте, Эдди и Ян трясутся следом за ним во взятом напрокат FIAT 600. В моторхоуме Jordan они будят ночевавшего там Морено: "Вставай, будешь выступать за нас".

"Собственно говоря, мы хотели взять Дзанарди, но снова помешал Уокеншоу, утверждая: "С Дзанарди у меня тоже контракт". Что вовсе не соответствует действительности. Сам Дзанарди в 8:30 утра клянётся и божится со слезами на глазах: "У меня нет ничего с Уокеншоу!"

"Но где мы могли тебя, Алессандро, найти в 2:30 ночи?" - сожалеет Эдди.

Шумахер сразу находит общий язык с Benetton и со своим знаменитым напарником, трёхкратным чемпионом мира Нельсоном Пике. Снова седьмое место на старте и первые два очка в гонке, пятое место позади всех суперзвёзд года: Найджела Мэнселла (Williams-Renault), Айртона Сенны (McLaren-Honda), Алена Проста (Ferrari) и Герхарда Бергера (McLaren-Honda). После жарких 1 часа 17 минут, всего лишь на 34 секунды отстав от победителя, зато в 11 секундах перед Пике, чем собственно и обозначен скорый конец карьеры трёхкратного чемпиона.

Итак, Джордан потерял не только миллионы Mercedes, но и "золотую рыбку" Шумахера. Разочарован ещё сегодня, Эдди?

"Конечно, Михаэль был для нас чем-то совсем особенным, с самого первого дня. Мы утешаем себя - он не остался у нас, но если оценивать с точки зрения перспективы, то конечно, Benetton был для него лучшим вариантом. Мы не можем и не хотим это оспаривать. Но кто знает, в один прекрасный день и Jordan станет вряд с лучшими топ-командами, и может потом Михаэль вернётся к нам. Мы хотим выигрывать чемпионаты мира, уже всегда хотели, мы очень честолюбивы, Михаэль тоже. Может, наши пути и сойдутся в будущем. Кто знает?"

Никогда не говори никогда? Как Джеймс Бонд 007.

"Конечно мы были тогда разочарованы. Но не из-за Михаэля, ни в коем случае. Он был фантастичен и вёл себя предельно корректно по отношению к Jordan. И скажу больше - мы даже горды сегодня тем, что были частью его истории в Формуле 1"

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments