Brian Jones (brian__jones) wrote in ru_f1,
Brian Jones
brian__jones
ru_f1

Обещанная статья про Вильнёва

С «ЧИСТОГО»* ЛИСТА
* sauber (нем.) – чистый

(С)2005 - F1 Racing, №1
Дом Тейлор

Поднимите руку, если вам нравится Жак Вильнёв. Поднимите руку, если он вам не нравится. Так... почти поровну. 50 на 50? 60-40? Может быть, 40-60. Ладно, тогда поднимите руку, если вы хоть на секунду могли представить, что в 2005 году он будет гоняться за Sauber-Petronas. Тишина...

Так и думал. Однако вот он, чемпион мира 1997 года - одна нога твердо стоит на полу гаража Sauber в Барселоне, другая болтается внутри С23. Жак Вильнёв - гонщик Sauber. Он медлит, прежде чем плюхнуться на сиденье... Несколько слов по такому случаю, а, Жак? Вряд ли. Произносить речь, стоя на одной ноге, как-то неловко. Прессе не помашешь? Махать некому: ни фотографов, ни журналистов. Только Жак, три механика и F1 Racing.

Четверг, 25 ноября, на часах 20:33 - вечер накануне первого теста. Завтра предстоит долгий и трудный день, всецело посвященный акклиматизации - Жаку, команде и машине, которым предстоит познакомиться поближе.
Сейчас он занят подгонкой кокпита. Примерка сиденья состоялась три недели назад в швейцарской штаб-квартире Sauber в Хинвиле, но сегодня он впервые садится на свое сиденье уже в машине. Важный момент. Действительно важный, раз Петер Заубер, ужинавший с остальными членами команды в другом углу гаража, вскочил, бросил свою тарелку с бифштексом под острым соусом и пришел посмотреть. Просто так Заубер не станет подскакивать. Во время гонок он спокоен, сдержан, полностью себя контролирует. Но сегодня он скачет как кузнечик - маленькая шапочка нахлобучена кое-как, улыбка до ушей, глаза сияют. Его отношение к Вильнёву вполне понятно. У Заубера никогда раньше не было чемпиона мира, вот он и радуется.

«Что это?» - спрашивает Заубер, хватая руль машины Вильнёва и показывая на примотанную скотчем временную накладку из пористой резины. Выглядит эта штука довольно убого. «Кошмар!» - повторяет он с деланным ужасом в голосе, изучая нестандартное оборудование, которое подсунули его новой звезде.

«Шедевр! - иронизирует Вильнёв. - А в искусстве всегда так: чем хуже выглядит, тем дороже стоит». Заубер фыркает: «Нет, это никуда не годится». Смеются оба - несколько нервно и смущенно. Но теплота чувств между ними искренняя. Они еще только узнают друг друга, как новобрачные накануне медового месяца.

Но во время завтрашней фотосессии ничего подобного вы не увидите. Вам будет предложен Жак в его новом синем комбинезоне. Жак со шлемом в руках, короткое рукопожатие с Заубером. По-деловому, как учили. Ни эмоций, ни особого смысла. Однако тот короткий обмен репликами по поводу рулевого колеса позволяет глубже проникнуть в суть их только за¬рождающихся отношений. Это исключительно важный период, когда закладывается фундамент отношений Жака со всей командой.

Он уже считает Sauber своей семьей. «Пока тут нет таких, кто бы меня ненавидел». Он что, этого от них ждет? «Ну, время от времени такое случается в каждой семье». Но сейчас царит спокойствие. Жак сидит в машине без шлема и подшлемника, глаза изучают все вокруг, ища то, что мож¬но улучшить или отрегулировать.

Петер Заубер протягивает ему раскритикованный в пух и прах руль. Жак, взяв его обеими руками, оценивающе изучает каждый миллиметр. Перед тем как защелкнуть руль на колонке, ему приходится удалить пару маленьких кусочков набивки с тех мест, куда ложатся его большие пальцы. Поворот руля влево, вправо. Как ощущения, все в порядке? Надевает перчатки, но сначала ему нужно хрустнуть пальцами. Любит он быстро хрустнуть пальцами, когда о чем-то сосредоточенно думает или когда нужно снять напряжение. Натягивает перчатки и снова берется за руль. Глаза горят. Ему здесь нравится. Здесь, в гараже Sauber.

Сомнений нет, Жаку чрезвычайно приятно, что он оказался в этой команде. Почему бы и нет? Работа здесь налажена на всех уровнях. Вильнёв убежден, что в 2004-м Sauber добилась большего прогресса, чем любая другая команда Ф1. Sauber - молодцы, это факт. Хотя одного этого недостаточно, чтобы объяснить появление Жака. Глядя со стороны, гораздо проще привести причины обратного свойства, объясняющие, почему Жак не должен был бы оказаться в Sauber. Для начала - несходство характеров и различие целей. Только вдумайтесь...

Характеры: харизматичный, болтливый канадский неформал и пресный, молчаливый швейцарский ветеран. Верный путь к непониманию, неприязни, ксенофобии и ночным слезам в подушку? Оба славятся упрямством и внезапными перепадами настроения. В удачный день - просто прелесть. В неудачный - едкие, как соус табаско.
Цели: экс-чемпион мира, которому есть что доказывать - себе, паддоку и всему
миру - приходит в вечно среднюю команду, говорят, однажды сделавшую неофициальное программное заявление о том, что в Ф1 победа - не главное. Не самое удачное сочетание для идеального союза.

Так почему же Жак оказался в Sauber? С одной стороны, он здесь потому, что его отфутболила B.A.R, а в другие команды его не звали. В 2004 году он вел переговоры с Williams and-B.A.R. По его словам, звонка из Williams он так и не дождался, да и сделка с BAR не выгорела. Но это лишь последовательность событий, а не причина.
Чтобы выяснить причину, нужно знать две вещи: мотив и намерение. С Жаком все просто.

Проект на два года. Мотив: «Мне понравилось то, что я увидел». Намерение: «Если мы вместе будем продвигаться вперед, я останусь. Думаю, мы чего-нибудь добьемся».
Что ж, если не мотивация, то уж намерение выглядит вполне убедительно.

Еще одно намерение: используя особые - впрочем, может быть, уже не такие особые - отношения Sauber со Scuderia, попасть в Ferrari. «С моей стороны было бы глупо об этом думать». - говорит он. Он настаивает, что для него Sauber - вовсе не витрина для демонстрации своих талантов другим командам. Если верить Жаку, его намерения прямо противоположны: если бы ему пришлось выбирать между быстрым успехом в одной из топ-команд и постепенным прогрессом в Sauber, он бы предпочел последнее. Именно поэтому он все еще переживает из-за BAR, ведь Дженсон и Таку припеваючи живут в доме, который построил Жак.

Но неизвестно, чего Sauber добьется за два года. Их опережают пять заводских команд. В лучшем случае, они могут надеяться одолеть одну из них, да и то если из их новой аэродинамической трубы появится что-нибудь сногсшибательное. Конечно, если Sauber чудесным образом сумеет наколдовать поддержку какого-нибудь автопроизводителя, например VW, что в принципе нельзя исключать, тогда уверенность Вильнёва будет кстати.

Однако более вероятно, что им придется сражаться за свое шестое место перед лицом возрастающей конкуренции со стороны Toyota и Red Bull. Поэтому вызывает сомнения заявление Жака, что «ему понравилось то, что он увидел» в Sauber. Нет, вряд ли он кривит душой. Конечно, он посвящен во все секреты Sauber, о которых мы и понятия не имеем. Но для Sauber, думаю, будет хорошо, если она за эти два года хотя бы не сдаст своих позиций. Можно ли черпать в этом мотивацию?

Или есть иные причины? Жак мог бы и не подписывать контракт с Sauber. Его никто не заставлял. Но ему отчего-то приглянулась команда, занимающая шестое место в иерархии Ф1. Деньги? Ерунда, у Жака денег - куры не клюют, а у Sauber кошелек почти пуст. Петер Заубер подчеркивает, что Жак получает «зарплату обычного гонщика», что бы это ни означало.

Желание остаться в Ф1? Несомненно. Жажда скорости? Разумеется. Для большинства из нас это причины достаточно веские. Но, возможно, главная причина в том, что благодаря Зауберу у Вильнёва появилось какое-то особенное чувство. Не просто чувство собственной востребованности - это слишком просто и попахивает тщеславием.

Он с головой выдал себя, когда я спросил, что при первой встрече с Петером Заубером его поразило больше всего. Долгая пауза. Два раза хрустнул пальцами. «Хороший вопрос». Еще одна длинная пауза. Хрустнул пальцами еще трижды. «Он воспринял меня всерьез». Вот оно!

Он произносит это с восходящей интонацией, на австралийский манер, словно стесняется своих слов. Передо мной мужчина, экс-чемпион, которого уже несколько лет никто не воспринимал всерьез - ни его бывший босс, ни другие команды, ни гонщики, ни журналисты. А он, надо полагать, считает, что его должны воспринимать всерьез - и это как-то странно слышать от столь нахального парня. Возможно, он прав. Поднимите руки, кто думает, что он, может быть, прав. Вот видите, вы уже не так уверены, да?

bonus
КАПРИЗЫ ЭКС-ЧЕМПИОНА
«Я намного требовательнее других гонщиков, —говорит Жак. – Все должна быть идеально, если хочешь показать, на что способен. Я и по жизни такой.»


Общеизвестны его требования к педалям газа и тормоза: их ход должен быть очень коротким, выверенным до миллиметра. Но есть у него и нестандартные запросы. Ниже приведены некоторые требования и капризы, которые выяснились во время этих тестов.

Область: Руль
Просьба: Подрулевой переключатель передач установите, справа. Кнопки радио и ограничителя скорости - слева, а нейтрали – справа.
Объяснение: Жак единственный, кто переключает передачи одинарным подрулевым переключателем.
Действия: Через неделю к тестам в Хересе все было переделано.

Область: Забрало шлема
Просьба: Пожалуйста, 10 мм. солнцезащитного покрытия на забрало.
Объяснение: Утреннее испанское солнце бьет ЖВ в глаза.
Действия: На козырек наклеена полоска черной клейкой ленты. Симпатично.

Область: Четыре антенны, расположенные по центру корпуса
Просьба: Уберите их, пожалуйста.
Объяснение: Мозолят глаза. Хотя, команда расположила их именно там из соображений аэродинамики.
Действия: Перекрасили в серый цвет (раньше были черными), чтобы меньше бросались в глаза.

Область: Ветрозащитный козырек
Просьба: Увеличьте на 2 мм., пожалуйста.
Объяснение: Так встречный ветер лучше отсекается и шлем меньше болтает.
Действия: Исполняется немедленно, а к следующему заезду козырек увеличивают еще.

«Я стараюсь быть не слишком капризным и поначалу прошу лишь о малом. Пока они не узнают меня получше!»

Он считает, что в свой первый день не особенно приставал к механикам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments