Аксиома aka Эстель (aksioma_tg) wrote in ru_f1,
Аксиома aka Эстель
aksioma_tg
ru_f1

Герхард Бергер и ручной тормоз

Отрывок из книги Бергера "Финишная прямая". Я не нашла ни одного правила, которое я бы нарушила, запостив эту прелесть сюда, а не поделиться своим восторгом не могу. Вдруг кто-то этого ещё не читал! А рассказ того стоит!!


Жан Алези и я шли к припаркованным автомобилям, чтобы найти машину, на которой мы могли бы проехать примерно километр от заводской территории до тестовой трассы Фиорано. Видны были только Lancia и Fiat, одна из Lancia, вероятно, и была приготовлена для нас, поскольку ключ был в замке.
Через пару машин я увидел особенно красивую Lancia Delta Integrale, которая особенно понравилась нам из всего ряда машин, и ключ у нее тоже был в замке. Ее мы и решили взять.
"Кто поведет?"
Алези вызвался сесть за руль, и у меня возникло чувство, что он очень амбициозно может начать свой новый сезон. Возможно, он мог бы ярко проявить свое чемпионское умение уже на подъезде к Фиорано? Как бы то ни было, я максимально отодвинул сиденье назад, уперся выпрямленными ногами в пол и застегнул ремень.
Хотя мы гонок выиграли к тому времени совсем немного, но были очень хороши, когда ехали совместно, например: Алези отвечает за газ, Бергер – за ручной тормоз.
Жан вылетел из главных ворот как сумасшедший и набрал достаточно скорости, чтобы пройти первый правый поворот в заносе, причем я помогал ему ручным тормозом. Он дал абсолютно полный газ... у нас получилось замечательное силовое скольжение, которое Lancia элегантнейшим образом начала исполнять всеми четырьмя колесами.
Вдруг одно переднее колесо зацепилось за асфальт и вызвало самое изящное движение, на какое способен автомобиль: переворот набок через переднее колесо.

Мы почувствовали, что летим в воздухе, причем Жан еще больше чем я, потому что он не пристегнулся ремнем безопасности. Машина переворачивалась одновременно набок и "через голову", мы ничего не могли предпринять, кроме как издавать визг и дикий хохот. В конце концов Integrale с ужасной силой рухнула на крышу, в таком перевернутом положении проскользила дальше и врезалась в стену. Алези был в полностью перевернутом состоянии, его колени торчали из окна, крыша была практически полностью сплющена, наши носы почти соприкасались между сиденьями. Повсюду клубился дым и вытекало масло, я испугался, что сейчас может начаться пожар. Шансов освободиться не было, наши головы были зажаты между сплюснутой крышей и ручным тормозом.
При всем при этом мы почти достигли цели, практически рухнув под ноги механикам, которые занимались прогревом наших гоночных автомобилей. Они вытащили нас через деформированные окна за руки и ноги, вокруг клубился пар, все шипело и потрескивало.
Шоу стало еще эффектней, когда примчалась машина скорой помощи. На каждых тестах уже в течение 25 лет на трассе всегда находится медпомощь в составе двух врачей, которым 25 лет было нечего делать, поскольку здесь редко кто вылетает, да и зоны безопасности в Фиорано достаточно велики. Поэтому доктора были несказанно рады, когда наконец-то получили достойное занятие, и приложили все силы, чтобы как можно быстрее спасти нас из обломков и погрузить в свою машину.
Я тут же сообщил им, что со мной все в порядке, просто ушиб крестец, а вот у Жана были все шансы на серьезные процедуры, у него была кровь на голове и ногах, из колена торчали какие-то стеклянные осколки.
Алези сказал: "Я сейчас лучше сбегу и поеду домой" и поинтересовался, смогу ли я проехать всю дистанцию.
"Конечно, Жан, нет проблем. Я сейчас надену шлем и не сниму его, пока все не закончу".
Механики перевернули сплющенную Integrale, убрали обломки, масляные пятна, затем оттащили кузов в сторону и закрыли тентом.
Алези уехал, я наматывал круг за кругом по трассе. Когда я первый раз завернул в боксы для настройки машины, из-за угла показались Монтеземоло и Жан Тодт.
Ой!

Я не знал, в курсе они или нет. Кругом суетились механики, Тодт стоял рядом. Я спросил его робко (разговор шел на не совсем правильном английском, разговаривали тиролец и француз):
"Вы уже слышали?"
"Что я слышал?"
"Так вы ничего не слышали?"
"Нет, что ты имеешь в виду?"
"Так Вы не слышали, что автомобиль перевернулся?"
"Что ты имеешь в виду, говоря: автомобиль перевернулся?"
"Это и имею в виду"
Жан строго посмотрел на боевой автомобиль, вокруг которого еще работали механики.
"А ну-ка, скажи мне точнее, что это ты говоришь?"
Я сказал, что мы с Алези ехали на Lancia и "вдруг автомобиль неожиданно обрел сцепление с асфальтом и покатился".
"Что значит - покатился?"
"Ну, мы ехали сюда, возможно, чуть быстрее, чем следовало, машина "зацепилась" за асфальт и упала"
"ОК, Герхард, я понял, что машина "зацепилась" за асфальт, но что значит – перевернулся?"
"Приземлилась на крышу".
Жан осмотрел меня сверху донизу.
"Ты поранился?"
"Нет"
"А Жан?"
"Не совсем"
"Что значит – не совсем?"
"У него немного стекла на руках и он пошел домой, потому что чувствует себя не совсем хорошо"
Тут он наконец-то осознал случившееся и разгневался, потому что в гонщики ему достались два полных идиота, которые чуть было не угробили друг друга за две недели до первой гонки сезона. Он ругался и читал мне проповеди. Он, мол, переоценил нас и тому подобные вещи, которые отец выговаривает своему глупому провинившемуся сыну. Я старался выглядеть по возможности более подавленным.
Наконец он спросил:
"А где машина?"
Я показал. Он подошел к небольшому смятому кубу металла, укрытому тентом. После поднятия тента Тодт как будто получил сокрушающий удар, и некоторое время был словно в припадке.
Тут только до меня дошло, что это был собственный автомобиль Жана. Мне было ужасно жаль, но прежде чем я смог ему об этом сказать, решил быстро надеть шлем и закончить положенные тестовые километры.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments