dale_spb (dale_spb) wrote in ru_f1,
dale_spb
dale_spb
ru_f1

Categories:

Последний джентльмен первой Формулы

Вчера исполнилось 25 лет со дня смерти Элио де Анжелиса. Итальянец был одной из самых ярких личностей в мире Формулы-1 первой половины 80х. Всеобщий любимец, аристократ и джентльмен, он так и не сумел добиться большего, чем две победы в более чем сотне гонок...


Элио де Анжелис родился 26 марта 1958 года в Риме в богатой аристократической семье. Его отец был хозяином крупной строительной фирмы, поэтому со средствами на участие в гонках у Элио проблем не возникло.



Карьера де Анжелиса в младших автоспортивных классах была стремительной. Дважды выиграв итальянский картинговый чемпионат, в 1977-м году Элио перешел в итальянскую Формулу-3 - где одержал победу в первом же сезоне. Следующий год итальянец провел в Формуле-2, где выступал в команде Джанкарло Минарди – впрочем, без особого успеха. В том же году, он выиграл престижный Гран-При Монако Ф-3 и попал на заметку боссам Формулы-1. А уже в 1979-м финансовая поддержка семьи позволила де Анжелису дебютировать в Формуле-1 за рулем «Шэдоу». На тот момент Элио был одним из самых молодых дебютантов в истории Ф-1 – ему было всего двадцать лет.

Shadow в том году не была в числе лидеров, поэтому сезон Де Анжелис провел в борьбе за места в конце стартового поля. Единственным светлым пятном в том сезоне стала финальная гонка в Лонг-Бич, где Элио сумел финишировать четвертым, принеся команде единственные очки в том сезоне – и то, во многом благодаря тому, что до финиша добрались всего шесть машин.



Однако молодого итальянского аристократа заметили – и не кто-нибудь, а легендарный Колин Чепмен, пригласивший Элио в «Лотус», где итальянцу предстояло стать напарником чемпиона мира-1978 Марио Андретти. Знаменитая команда переживала не лучшие времена – предыдущий сезон был начисто провален (Андретти занял лишь 12-е место в чемпионате), уходили ведущие спонсоры. Lotus 81 был совершенно заурядной машиной, да к тому же, довольно быстро после начала сезона Чепмен бросил заниматься ее развитием, переключившись на разработку революционного Lotus 88.

Сезон для итальянца начался блестяще – в первой же гонке он опередил Андретти в квалификации (итоговый квалификационный счет в том сезоне будет 8-6 в пользу де Анжелиса). Во следующей гонке в бразильском Интерлагосе Элио финиширует вторым. Однако потом результаты пошли на убыль, машина все более уступала соперникам, поиск пределов возможного нередко заканчивался авариями. Более менее ситуация выправилась лишь к концу сезона, когда Элио удалось еще трижды набрать очки. По итогам чемпионата итальянец занимает 7е место с 13 очками. Его именитый напарник в том сезоне набрал всего 1 очко (и то – в последней гонке).



«Когда я пришел в Формулу-1 все только и говорили о том, что я – еще один богатенький папенькин сынок, - вспоминал позднее де Анжелис. - На самом деле – все это ерунда, я таким никогда не был. Я всегда хотел построить свою собственную жизнь, и я благодарен отцу за то, что он дал мне эту возможность и поддерживал меня. Но моей целью всегда будет доказать всем, что всего, чего я смог добиться – я добился сам, а не благодаря кому-либо».

В следующем сезоне Андретти ушел в «Альфа-Ромео», а напарником де Анжелиса стал молодой британец Найджел Мэнселл. Чепмен удивил мир своим «двойным шасси» Lotus 88, которое тут же, не без помощи конкурентов попало под запрет (история Lotus 88 вообще достойна отдельной статьи). Команде пришлось вернуться к использованию в первых гонках прошлогодней модели 81 и в спешке готовить новую машину (известную как Lotus 87). Тем не менее Элио удалось провести стабильный сезон, набрав очки в восьми из четырнадцати гонок. По итогам того сезона итальянец стал 8м.

В 1982-м ситуация не изменилась. «Лотусы» прочно прописались во втором десятке на стартовом поле, что не мешало де Анжелису регулярно набирать очки, во многом благодаря тому, что атмосферный Cosworth DFV, которым был оснащен его Lotus был надежнее турбомоторов «Рено» и «Феррари». Так было и в австрийском гран-при на Остеррайхринге. Еще за пять кругов до финиша в гонке уверенно лидировал Прост, но отказ мотора лишил француза победы. В лидеры вышел проведший спокойную гонку де Анжелис, но итальянца стремительно, настигал Кеке Росберг. Последний круг гонки до сих пор считается одним из красивейших за всю историю Формулы-1: де Анжелис с трудом отбил две атаки финна, бывшего до этого быстрее на несколько секунд на круге, в третью Кеке пошел уже на финишной прямой и в итоге на финише гонщиков разделили пять сотых секунды. Так Элио принес «Лотусу» первую победу с 1978-го года и, как выяснилось позднее, это был последний раз, когда Колин Чепмен бросил в воздух свою кепку – в декабре того же года знаменитый конструктор скончался… Де Анжелис завершил сезон на 9-м месте, с 23 очками – третий год подряд итальянец серьезно опережал напарника в чемпионате.



«Найджел – хороший гонщик, - скажет де Анжелис в одном из своих интервью. – но он ограничен в некоторых аспектах своей личности. Я провел очень много времени, пытаясь понять его, наладить с ним отношения, но мне так никогда и не удалось добиться с ним реального партнерства. Он всегда напряжен, как будто постоянно находится под сильным психологическим давлением. Мне никогда не были интересны эти психологические игры, я считаю это просто опасным…»

После смерти Чепмена команду возглавил Питер Уорр. Новое шасси 93T, последний автомобиль, спроектированный Чепменом, оснастили турбомотором «Рено» (правда, выступал на нем только де Анжелис, Мэнселл большую часть сезон отъездил на прошлогоднем 92 с мотором Cosworth). Машина обладала неплохой скоростью, но, к соажлению, надежность ее оставляла желать лучшего. Финишировать де Анжелису удалось всего лишь дважды и итогом того сезона стали жалкие два очка, добытые в Монце. Сезон не скрасил даже первый поул в карьере итальянца – в Брэндс-Хэтч. Впервые в своей карьере де Анжелис уступил в чемпионате напарнику.



Но в 84-м удача наконец-то повернулась к итальянцу. Шасси Lotus 95T, спроектированное Жераром Дюкаружем было гораздо удачнее прошлогодней модели, в «Рено» наконец-то разобрались с надежностью своих турбомоторов и Элио наконец-то смог показать, на что он способен. Открыв сезон поулом и подиумом в Бразилии, де Анжелис продолжал набирать очки практически в каждой гонке, еще трижды – в Имоле, Детройте и Далласе - поднявшись на подиум. Соперничать с пилотами «МакЛарена» итальянцу было, конечно, не под силу, но третье место в чемпионате, причем без единой победы, Элио взял уверенно. Одиннадцать очковых финишей в 16 гонках – стабильнее в том сезоне не выступал никто.


Де Анжелис, казалось, был начисто лишен итальянского темперамента. Мягкий, спокойный стиль пилотирования, стабильность результатов и вместе с тем, отличная скорость. При этом сам Элио был всеобщим любимцем в паддоке, как среди гонщиков, так и среди журналистов, которые нередко от шаблонного интервью с ним переходили к беседам на совершенно разнообразные темы. Он не был зациклен на гонках, как Сенна, не обладал взрывным характером Мэнселла, был чужд политиканства Проста, был лишен резкости Пике… Будучи прекрасным пианистом (сказывалось аристократическое происхождение), он нередко развлекал коллег игрой на фортепьяно (самым запоминающимся концертом, безусловно следует признать его выступление в отеле, где гонщики проводили забастовку во время Гран-При ЮАР-82). Кроме этого, он был довольно мягким и добродушным человеком, ни разу за свою карьеру не замеченным в каких-либо конфликтах. Этим он серьезно отличался от вконец разругавшегося с Уорром к концу сезона-84 Мэнселла и от того, кто пришел ему на смену…

Сезон-85 «Лотус» встретил с новой машиной (97T) и новой парой пилотов. В пару к де Анжелису взяли уже успевшего ярко блеснуть в предыдущем сезоне Айртона Сенну. Бразилец начал с места в карьер – блестяще выиграв дождевую гонку в Португалии, затем еще одну – в Монако и выиграв три поула в первых четырех гонках. Сенна мог выиграть и гонку в Имоле, но за пять кругов до финиша на его Лотусе кончилось топливо. Затем то же самое случилось с Пике, Йохансоном, гонку выиграл Прост, но его дисквалифицировали за недовес, а победа досталась де Анжелису, который в той гонке не пролидировал ни круга…



Оставшаяся часть сезона-85 для пилотов «Лотуса» прошла по-разному. Сенна отчаянно жег, завоевывал поулы, попадал в аварии, машина под ним нередко ломалась. Де Анжелис был спокоен, набирал очки, чаще всего финишируя 5-м и 6-м. Статистически Сенна просто разгромил итальянца в том сезоне (13-3 в квалификациях, три победы против одной, шесть подиумов против трех), но в финальной классификации их разделило всего пять очков (38 у Сенны против 33х у де Анжелиса). Однако Сенну такая статистика явно не радовала. Легенда британской гоночной журналистики Найджел Роубак вспоминал, как после проигрыша в квалификации в Монреале, Сенна устроил в боксах настоящий разнос Уорру и инженерам. За всем этим, стоя в стороне, наблюдал только что выигравший у Сенны поул де Анжелис, который, вдоволь налюбовавшись устроенным Айртоном спектаклем, закурил сигарету, взял подружку под руку и с довольной улыбкой покинул паддок…

Бытует мнение, что именно Сенна приложил руку у уходу Элио из «Лотуса». Сложно сказать, так ли это на самом деле. Бразилец пришел в команду с большими амбициями и эти амбиции успешно реализовывал. Уорр в новом подопечном души не чаял и задолго до окончания сезона объявил де Анжелису о том, что в 86-м команда будет работать на Сенну. «Теперь я понимаю, что чувствовал Мэнселл год назад» - скажет вскоре после этого де Анжелис в одном из интервью. Влияния мягкого улыбчивого итальянца не хватило, чтобы противостоять взрывной харизме Сенны и Элио ничего оставалось, кроме как уйти из команды, которой он отдал шесть лет своей жизни.



Деталь – в 86-м напарником Сенны стал Джонни Дамфриз. В чемпионате-86 он наберет 3 очка. Сенна – 55.

Новой командой де Анжелиса стал «Брэбэм». В некотором смысле это было повторение пути, пройденного с «Лотусом». Британская команда никак не могла вернуться к тому уровню, на котором она была, когда Пике выиграл титул-83. В 86-м главный конструктор «Брэбэма» Гордон Марри поразил мир машиной, получившей название «скейтборд»: самый низкий за всю историю Формулы-1 автомобиль имел высоту всего 855 мм! В своем стремлении как можно ниже опустить центр тяжести Марри расположил турбомотор «БМВ» наклонно. К тому же Марри не был поклонником исследований в аэродинамической трубе, считая, что поведение автомобиля на трассе все равно невозможно смоделировать. В итоге машина хоть и обладала огромным уровнем прижимной силы, но трудно управлялась, компактное расположение узлов и агрегатов не способствовало их надежности, мотор из-за необычного расположения не всегда работал должным образом. В первых четырех гонках сезона-86 де Анжелису и его напарнику Риккардо Патрезе удалось на двоих финишировать всего лишь один раз… Машина явно требовала доводки.



14 мая 1986 года команды Формулы-1 приехали на тесты в Ле Кастелле. В той тестовой сессии должен был участвовать Патрезе, но де Анжелис буквально упросил Берни Экклстоуна, руководившего тогда «Брэбэмом», и Марри, чтобы на тесты поехал он. Итальянец был чрезвычайно недоволен итогами прошедшего накануне Гран-При Монако, где сумел квалифицироваться лишь 20-м и сошел еще до истечения четверти гонки.

Машина де Анжелиса приближалась к повороту «Верье», когда на скорости 290 км/ч у нее оторвалось заднее антикрыло. Автомобиль пробил ограждение, несколько раз перевернулся и остался лежать вверх колесами в сотне метров от трассы, медленно окутываясь дымом…

И вот тут выявились чудовищные недостатки организации. Первыми на месте аварии оказались отнюдь не маршалы, а проезжавшие мимо пилоты. Алан Джонс вспоминал позднее: «Я ничего не мог сделать. Пламени не было, был просто черный дым, но машина была слишком тяжелой, чтобы я мог ее перевернуть, так что я просто стоял и смотрел на это и мне было чертовски страшно». Через некоторое время к Джонсу присоединились Прост и Мэнселл, втроем они попытались перевернуть машину, но не смогли сделать этого из-за разгоравшегося огня. Наконец подбежал одетый в обычную майку и шорты маршал с огнетушителем, большую часть которого он, по воспоминаниям Джонса, разрядил в кокпит, а не в горевший двигатель. Лишь спустя десять минут после аварии маршалам удалось извлечь де Анжелиса из машины, но тут выяснилось, что на трассе нет медицинского вертолета, чтобы эвакуировать пострадавшего в госпиталь. Вертолет ждали еще полчаса, еще полчаса ушло, чтобы доставить Элио в Марсель… Спустя 29 часов после аварии де Анжелис скончался, не приходя в сознание. В аварии он не получил серьезных травм, всего лишь перелом ключицы и легкие ожоги, но причиной его смерти стало отравление продуктами горения и угарным газом. Ему было всего 28 лет.



После его гибели президент FISA Жан-Мари Балестр развернет кампанию за повышение безопасности в Формуле-1, одним из главных постулатов которой станет запрет турбомоторов. На восемь лет Формула-1 забудет, что такое смерть…
Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments